Профессиональная Юридическая Консультация +7(962)9232019

Главная » 2011 » Май » 18 » Слабая сторона в обязательственных отношениях – это кредитор, и он должен быть защищен
11:27
Слабая сторона в обязательственных отношениях – это кредитор, и он должен быть защищен

Принятое в феврале этого года Постановление Пленума ВАС "О некоторых вопросах применения законодательства о залоге" коренным образом повернуло существовавшую ранее судебную практику. Пункт 13 постановления разъясняет, что в ситуации, когда кредитный договор с банком был изменен, а в договор залога изменения внесены не были, договор залога продолжает действовать. Банк может повысить процентную ставку по кредиту, но без внесения изменений в договор залога обеспечение будет покрывать лишь тот процент, который был предусмотрен в нем изначально. Ранее региональные суды в случае расхождения условий кредитного договора с договором залога считали залог несостоявшимся, то есть он, по сути, "слетал".

Первое дело, в котором Президиум применил свое постановление – это спор Нового Московского банка и ООО "Предприятие "Стройинструмент" (дело № А40-116341/2009), длящийся уже почти полтора года. Банк и ООО заключили договор о кредите 50 миллионов рублей под 17% годовых с апреля 2008 года по апрель 2009 года. Обеспечило договор ЗАО "Предприятие „СТРОЙИНСТРУМЕНТ" (другое юридическое лицо), с которым банк подписал соглашение об ипотеке нежилого здания. Позднее кредитор и заемщик изменили кредитный договор, увеличив стоимость кредита до 20% годовых и продлив срок его действия до конца 2009 года. Соответствующие изменения были внесены и в договор об ипотеке, но залогодатель это допсоглашение не подписал.

После того, как заемщик нарушил условия по уплате процентов, банк в августе 2009 предъявил ему требование о досрочном возврате кредита, а затем обратился в суд с требованием о взыскании задолженности и обращении взыскания на заложенное имущество. Суды апелляционной и кассационной инстанций согласились с наличием задолженности ООО, но сочли обязательства залогодателя ЗАО прекратившимися в связи с изменением основного договора и отказали в обращении взыскания на предмет залога. Залог „слетел", как то происходило и раньше. Однако Президиум ВАС отменил все судебные акты по делу и направил его на новое рассмотрение в суд первой инстанции. Он указал, что изменение срока основного обязательства не является новацией основного договора, поэтому основания для вывода о прекращении дополнительного обязательства в связи с новацией основного отсутствуют.

08 июня Арбитражному суду города Москвы предстоит заново рассмотреть данное дело, руководствуясь решением Президиума ВАС, а также существующим Постановлением Пленума о залоге. Однако с момента вынесения решения ВАС по делу Нового Московского банка, постановление о залоге подверглось жесточайшей критике в СМИ. ВАС обвиняется в попрании интересов беззащитных залогодателей, разрушении системы кредитования и ипотеки, лобби банковских интересов, в том, что своей юридической непродуманностью ставит под удар все три стороны кредитного договора" и наносит существенный вред экономике России. Свое недоумение также выражает и Союз юристов Москвы, который заявил о намерении пожаловаться на ВАС в Конституционный Суд.

За разъяснениями мы решили обратиться к "первоисточнику зла" — разработчику столь популярного у прессы постановления о залоге, начальнику управления частного права Высшего Арбитражного Суда Роману Бевзенко.

 - Роман Сергеевич, Высший Арбитражный Суд обвиняют в том, что он "сломал существовавшую судебную практику" своим постановлением о залоге.

- Это правда, сформированная ВАС правовая позиция довольно радикально отличается от той, которая сложилась в наших судах. Однако проблема в том, что сложившаяся единообразная позиция является, по нашему мнению, глубоко ошибочной и она заслужила то, чтобы быть измененной. Дело в том, что у нас в стране очень долгое время доминировала идея о том, что залог – это такое дополнительное акцессорное правоотношение, которое настолько тесно связано с основным долгом, что при отсутствии основного договора залога быть не может, он сразу прекращается, либо становится недействителен. Второе заблуждение заключалось в том, что все условия обеспеченного обязательства должны полностью повторяться в договоре залога и, если что-то поменялось в основном обязательстве, тут же надо бежать и изменять все в договоре залога.

Суды принимали эти идеи: рассматривая дела на протяжении последних пятнадцати лет с участием залогодателя-третьего лица, суды прекращали залог в том случае, если, например, сумма кредита между банком и заемщиком увеличивалась. С процентами была похожая ситуация. Допустим, увеличились проценты по договору кредита. Залогодатель заявлял, что не обеспечивал обязательство 1 млн рублей под 15%, а лишь обещал обеспечить тот же миллион под 10%. Суды прекращали залог.

Точно так же они поступали и в случае со сроком. Допустим, банк давал отсрочку должнику-заемщику. Залогодатель считал, что это уже другое обязательство с другим сроком исполнения, которое он не обеспечивал. Залог прекращался. Суды всегда поддерживали залогодателя.

- Считаете, это было неправильным?

- Мне никогда не казалось, что залог – это лишь дополнительная акцессорная сделка. Залог – это обременение, которое "лежит" на имуществе. Особенно это касается ипотеки. Суть залога в том, что залогодатель обещает залогодержателю часть стоимости вещи. В каком случае? В том случае, если залогодержатель будет требовать с должника возврата долга и должник этот долг не возвращает. Если залогодатель, третье лицо, пообещал залогодержателю миллион из стоимости своей вещи, то я не понимаю, почему это обременение должно прекратиться от того, что должник взял у банка не миллион, а полтора. Он по-прежнему должен быть готов отдать из стоимости своей вещи миллион. Вряд ли правильно говорить о том, что если мы изменили сумму долга, но не договорились об этом с залогодателем, то залог прекращается. В конце концов, у нас довольно часто бывают ситуации, когда залогодатель третье лицо начинает сопротивляться внесению изменений в договор ипотеки, но банк и должник уже передоговорились. Например, банк дал отсрочку должнику в возврате кредита. Почему же должен прекращаться залог? Положение залогодателя не ухудшается, он обещал выдать миллион, мы не увеличиваем сумму бремени, которое лежит на имуществе и никоим образом не затрагиваем имущественные интересы залогодателя. Поэтому в ситуации с увеличением долга, как мне кажется, все очевидно.

С процентами идея та же самая. Залогодатель обещал залогодержателю, что при наступлении основания для обращения взыскания, он отдаст свою вещь под продажу, а из стоимости вырученных денег заплатит тот же миллион. Все это при условии 10% годовых. Да, залогодержатель и должник договорились о том, что теперь это будет не 10, а 15% годовых. Но ведь эти 5% из залога не изымаются из стоимости.

- Но ведь при повышении процентов существует риск того, что должник не сможет выплатить долг и банк обратит взыскание на заложенное имущество?

- Риск того, что должник не сможет выплатить кредит, существует всегда. Этот тот риск, который всегда лежит на залогодателе, третьем лице, который почему-то дает свое имущество в залог. Заемщик может не выплатить и существующие проценты. А еще его генеральный директор может попасть в тюрьму и бизнес остановится. Возможно все. Кроме того, если Вы посмотрите договоры кредитования коммерческих организаций, то в 95% случаев там будет условие о том, что банк вправе в одностороннем порядке изменить ставку кредита. Это же общая идея – в законе о банках и банковской деятельности есть право банка увеличить процентную ставку по кредиту, если это прямо предусмотрено договором. Это идеология российского банкинга – у нас банкам нравится перекладывать риски на заемщиков, с этим ничего не поделать.

Поэтому давайте не будем думать, что залогодатель – это такой наивный ничего не смыслящий человек. Мы говорим о юридическом лице, коммерческой организации, на которую работает штат юристов, экономистов, финансистов, мастеров в сфере просчитывания рисков и политики риск-менеджмента. Меня тут не так давно обвинили, что своим постановлением мы подставляем обычных граждан, бабушек с Тверской, которые закладывают свои квартиры по долгам неблагодарных внуков-оболтусов. А добросовестные внуки, любящие своих бабушек, в итоге остаются без наследства. Это ерунда и подтасовка фактов.

Речь идет только о юридических лицах. Мы говорим исключительно о спорах между коммерческими организациями, потому что именно эти споры подведомственны арбитражным судам. Все эти риски должен нести залогодатель, который дает свое имущество в залог для третьих лиц.

Есть еще одно соображение, которое абсолютно справедливо для нашей юрисдикции. Бывает ли такое, что залогодатель — это какой-то добрый человек, который дает всем в залог свое имущество? Например,  ОАО "Альтруист" или "Центр финансовой поддержки всех и бесплатно". Я не слышал о таком,  таких дел мы не знаем. Связь, которая устанавливается между заемщиком и залогодателем, конечно, может быть договорная – то есть предоставление имущества для залога третьему лицу за плату. Но мы знаем, что таких договоров в практике почти не встречается. Как правило, речь идет о корпоративной аффилированности. У залогодателя и заемщика общие акционеры, общий директорат, они входят в один бизнес.

Давайте посмотрим, как построен в нашей стране бизнес, который вышел хотя бы на среднюю ступеньку своего развития. Он практически всегда диверсифицируется на группу компаний. Для чего? Потому что есть компания, которая участвует в операционной деятельности, торгует, производит, берет кредиты и так далее. А есть другая компания, которая держит основные активы – недвижимость, ценные бумаги, то есть все, что было заработано. Никто никогда не подставляет эту компанию-хранителя под удар — под налоговые риски, риски договорной ответственности. Всегда подставляется операционная компания. Понятно, что банк на такую компанию никогда просто так кредит не даст, поэтому в игру вступает другая компания холдинга, владеющая активами, которые можно заложить.

Раньше, когда возникал спор о возврате кредита, для собственника бизнеса проще было безболезненно бросить компанию-заемщика, но уберечь имущество залогодателя. Как это сделать? Очень просто – доказать, что ипотека недействительна, не заключена, прекратилась и так далее. Возникали нелепые доводы – ах, Вы знаете, наш заемщик передоговорился, изменил срок, а мы, наивные, не знали и не могли знать. Между прочим, в том же деле Нового Московского банка заемщик и залогодатель были зарегистрированы по одному адресу. И на это обратил внимание один из членов Президиума, когда дело уже дошло до ВАС. Поэтому, когда заемщик и залогодатель аффилированы друг с другом через корпоративную связь, вообще не должно быть никаких сомнений в том, что любое изменение основного договора не влечет за собой прекращения залога.

- Но ведь суд обычно не исследует аффилированность?

- Специально нет. Конечно, в каких-то делах сразу видно, что аффилированности нет. Что оказывается, какой-то добрый человек решил помочь своему приятелю-бизнесмену и заложил свой офис на Тверской. А друг, подлец, возьми да договорись с банком, что кредит возвращается не через 3 года, а через 10 дней. И, кажется, наш добрый человек попадает. Но для этих целей у нас есть статья 10 Гражданского кодекса, которая защищает от злоупотребления правом. Если суд это установит, то, конечно, может сослаться на статью 10 и отказать залогодержателю в удовлетворении иска об обращении взыскания на предмет залога. Хотя, на мой взгляд, даже в такой ситуации не должен страдать залогодержатель, если конечно он не действует недобросовестно. Да, мы сильно сократили срок возврата кредита, защищен должен быть от этого залогодатель? Я считаю, что нет. Потому что заемщик точно также мог полученные на приобретение оборудования по производству микрочипов для суперкомпьютеров деньги потратить на Порш Кайен и к залогодателю пришли бы с иском об обращении взыскания на второй месяц после выдачи кредита. Но это опять к вопросу о рисках коммерсанта-залогодателя, которые он должен нести.

- Так вы все-таки ставите систему кредитования под удар?

- Наоборот! Общая идея состоит в том, что чем сильнее залог, тем сильнее обеспечение, тем меньше рисков у банков, а значит дешевле кредит. Это абсолютная экономическая зависимость, которую нельзя игнорировать. Это одна из генеральных идей, на которой должно быть построено нормальное законодательство о залоге.

В ныне действующем законодательстве существует пробел, который толкуют суды, исходя из смысла института залога, из смысла распределения рисков и из необходимости защитить слабую сторону в правоотношениях. Слабая сторона в обязательственных отношениях – это кредитор, он должен быть защищен. В этом идея прочности залога.

Если залог "слетает" на раз, то получается, что кредиторы, конечно, выиграют процесс о взыскании кредита, но это решение суда никогда не будет исполнено. В том же деле, рассмотренном Президиумом, вся позиция заемщика была основана на юридических хитростях и нежелании возвращать долги. Мне, к сожалению, кажется, что здесь есть соединение такого общего расслабленного отношения к принципу pacta sunt servanda и нежелания платить по долгам. Из этого получаются вот такие уродливые "юризмы" и "юридизмы".

- Значит, вы все-таки за банки? Лоббируете их интересы?

- Вы знаете, упрекать Высший Арбитражный Суд в фаворитизме в отношении банков – это значит просто не следить за правовой жизнью в нашей стане за последние 3-4 года. Регулируя отношения, мы всегда взвешиваем, кто подлежит большей защите – должник или кредитор? Кредитор. Залогодатель или залогодержатель? Залогодержатель, потому что он слабее. Залогодержатель или оборот, кто должен быть защищен? В некоторых случаях, это оборот.

Да,  адвокаты со ссылками на Конституцию и бабушек с Тверской что-то пытаются нам рассказать. Это их право, они переживают, что их взгляды расходятся с позицией ВАС, почему нет. То, что идет публичная дискуссия вокруг некой позиции – это нормально. Просто жаль, что уровень дискуссии очень невысокий. Если бы люди реально хотели нам показать, что мы неправы, пусть бы почитали подготовительные материалы к проекту Европейского ГК, ключевые работы по немецкому поземельному долгу и ипотеке, швейцарское право по ипотеке. Написали бы, что да, вот эта доктрина ограниченно-аксессорной ипотеки была обсмеяна профессором таким-то еще тогда-то как благолепная глупость. А профессор такой-то еще в конце 19 века доказал, что при изменении обязательства обеспечивающий его залог должен полностью прекратиться. Вот это был бы уровень для дискуссии.

- Ваши оппоненты ссылаются на нормы о поручительстве, согласно которым поручительство прекращается, если его условия ухудшаются.

- Эта норма есть, но сегодня она меняется. В готовящейся редакции нового ГК уже говорится о том, что если ответственность ухудшается, то поручитель отвечает в прежнем объеме.

- Что если в договоре меняется срок?

- Да, это самый сложный вопрос. Допустим, срок кредитного договора был увеличен, а залога – нет. Кредит заемщик так и не выплатил, поэтому банк идет с иском об обращении взыскания на предмет залога. Наши суды до недавнего времени в иске отказывали, потому что здесь срок исполнения обязательства отличался от срока по договору ипотеки. Но давайте на секунду представим себе, что договоренности о реструктуризации не было, что банк просто 9 месяцев уговаривал должника вернуть кредит и потом пошел в суд с иском. Удовлетворит суд иск? Конечно, да. Получается, что главное, это то, что есть срок исковой давности по иску об обращении взыскания.

Более сложная ситуация связана с сокращением срока, как в деле общества "Мерта" (А41-32492/2009). Представим, что изначальная дата возврата кредита была 01 января 2012 года. Залогодатель такой кредит обеспечил, потому что посчитал, что заемщик с ним справится. Потом вдруг срок возврата был резко сокращен до 22 апреля 2011 года. В трактовке наших оппонентов, размышляющих о бабушке с Тверской, это почему-то называется ипотечное рейдерство. Что происходит с залогом в этой ситуации? Наши суды тоже говорили, что залог прекращается. Но здесь надо рассуждать в таком ключе – когда залогодатель дает в залог свое имущество по долгу со сроком возврата до 1 января 2012 года, можно ли сказать, что он несет риск того, что заемщик получит первый транш кредита и вместо того, чтобы направить его на покупку оборудования, купит себе Порш Кайен? Это называется нецелевое использование кредита. Статья 814 ГК дает банку право предъявить досрочное требование о его возврате. Наш залогодатель оказывается ответчиком по иску об обращении взыскания на предмет залога. То же самое: статья 811 – просрочка возврата процентов, статья 813 – ухудшение иного обеспечения. Этот тот риск, который залогодатель имманентно несет только потому, что он дал в залог свое имущество. Конечно, можно говорить о том, что риск невозврата увеличивается. Но здесь, во-первых, опять-таки не надо забывать о статье 10 ГК, которая позволит отсечь наиболее одиозные случаи. Во-вторых, мы должны помнить о том, что залогодатель и должник – как правило аффилированы и потому ссылка на ухудшение положения залогодателя просто несостоятельна. И, в-третьих, залогодатель-коммерческая организация, если она даже и не аффилирована с должником, должна нести все риски невозврата кредита, а наличие в договоре залога срока исполнения обеспеченного залогом обязательства – вовсе не гарантия того, что к залогодателю не придут с иском об обращении взыскания на предмет залога ранее этого срока..

ссылка (http://pravo.ru/review/face/view/54135/)
Категория: Судебная власть | Просмотров: 1337 | Добавил: profyuristy | Рейтинг: 3.7/23
Всего комментариев: 0
Добавлять комментарии могут только зарегистрированные пользователи.
[ Регистрация | Вход ]
Понедельник, 21.09.2020, 00:15
Приветствую Вас Гость

Форма входа

Категории раздела

Исполнительная власть [322]
Новости о политике
Законодательная власть [238]
Новости о новых принятых законах, нормативно-правовых актах.
Судебная власть [323]
Новости о судебной системе, судебная практика.
Экономика [273]
Новости о экономике, финансах, банках
Мировое сообщество [57]
Новости в мире, относящиеся к России

Поиск

Валюта

Календарь

«  Май 2011  »
ПнВтСрЧтПтСбВс
      1
2345678
9101112131415
16171819202122
23242526272829
3031

Опросы

Если завтра состоятся выборы президента РФ, за кого вы проголосуете?
Всего ответов: 1233

Наши Партнеры

 Аудиторская компания ProAudit


 Банкротство и ликвидация компаний

Тэги

подача иска Закон кодекс мировое соглашение образец определение постановление приговор решение Статья форма жалоба заявление иск исковое заявление судебный пристав трудовые споры увольнение установление отцовства усыновление ходатайство арбитражный суд ребенок регистрация ремонт сделки с недвижимостью семейное право собственность суд суд общей юрисдикции трудовое право приватизация продажа прописка развод раздел раздел имущества раздел квартиры разрешение трудовых споров расписка ребёнок индивидуальный преприниматель Материнский капитал недвижимость образование оплата ответственность отпуск паспорт пенсия права ипотека квартира квартирный вопрос компенсация кредит лишение родительских прав мошенничество наследственные споры наследство жилищное право жилищный вопрос жилье завещание зарплата защита прав потребителей земельный участок имущество имущество супругов ип выписка выселение гражданство дарственная декретный отпуск доверенность договор документы долг доля автомобиль алименты алименты на детей аренда армия банк брак возврат возврат долга ВОЗМЕЩЕНИЕ УЩЕРБА экономика

Статистика


Онлайн всего: 1
Гостей: 1
Пользователей: 0

Рейтинг@Mail.ru